09.09.2020

Сказать нельзя молчать

Тема суицидального поведения — табу. Истории о суицидах регламентируются Роспотребнадзором, из-за чего сложно получить корректную статистику смертей и полноценно исследовать проблему. Во Всемирный день предотвращения самоубийств (англ. World Suicide Prevention Day) 10 сентября стартует «Неделя говорения о проблеме суицидов в России». +1Люди поговорили с ее организаторами Полиной Устинсковой, Катрин Ненашевой и Сашей Старость, а также с людьми, которые решились открыто рассказать о своих суицидальным попытках.

Автор оригинального рисунка: Баян Мирзакеева
Коллаж: Тоня Кротова

О проблеме суицида в России говорят слишком мало, а люди с суицидальным поведением нуждаются в поддержке и более квалифицированной помощи, считают художницы-акционистки Катрин Ненашева, Саша Старость и Полина Устинскова. 

Они организовали «Неделю говорения о суициде» — серию онлайн и оффлайн событий, где можно будет рассказать и услышать самые разные истории, познакомиться со специалистами и поделиться своим опытом. Флешмоб #cказатьнельзямолчать поможет обратить внимание на проблему суицида и отыскать корректный язык разговора о ней.

«Мы затравлены невозможностью говорить про суицид»

Фото: Евгений Звездорюк

Катрин Ненашева, художница, одна из создательниц проекта для людей с психическими расстройствами «Психоактивно»

Суицидальные мысли или попытки суицида в прошлом есть у многих молодых людей из моего окружения, занимающихся современным искусством, социальной, гражданской, правозащитной работой.

Каждый третий подросток, с которым я общалась, имел суицидальные мысли или попытки суицида.

В таком большом городе, как Москва, у людей часто развиваются психические расстройства. Это связано со стрессом и с самим пространством.

Несколько лет назад от суицида погиб мой товарищ и сосед. Это стало чем-то ошеломляющим и новым. Он никогда не говорил о своем состоянии, или мы не умели его услышать.

У меня с 13 лет были суицидальные мысли. Я просто не знала, что это так называется.

После истории с Антоном я начала смотреть вокруг, читать литературу и поняла: об этом нельзя не говорить. Я делаю этот проект и для себя тоже.

Нам кажется важным шагом – снять стигматизацию с этого дискурса. Нам придется построить комьюнити, собрать независимых специалистов, сделать эту тему более слышной и значимой.

Поражают истории, когда после попыток суицида человек не получил поддержки и принятия. Мы затравлены невозможностью говорить про суицид.

Система здравоохранения построена так, что способна до конца уничтожить человека в сложном психологическом состоянии.

Человеку после попытки суицида никто не гарантирует адекватное отношение медперсонала в психиатрических больницах и токсикологиях. У тебя всегда есть риск столкнуться с оскорблениями в самый уязвимый период жизни. Где-то тебе предоставят психолога, а где-то – только изоляцию в психиатрической больнице и некачественные медикаменты.

Хорошо работающих психологов мало. Нет арт-терапевтических, гражданских, художественных проектов для людей, которые особенно нуждаются в реабилитации.

«Говорить о проблеме суицида в России очень сложно»

Полина Устинскова, художница и психоактивистка

Мы с Катей Ненашевой, Сашей Старость делаем проекты «Психоактивно». Это проект для и про людей с психическими особенностями. Также мы — акционистки театра Груз-300, который работает со сложными темами.

Тема суицидов для меня, безусловно, такая. В первую очередь, в связи с личным опытом, во вторую — исходя из личного опыта других людей.

Мы опросили около 500 человек о том, с какими проблемами они столкнулись, что привело их или их близких к суицидальным попыткам, какую помощь они получили до, какую — после. Внутри больницы и вне ее.

Полученные ответы складываются в слова: «Очень плохо и никакой помощи».

Можно сделать вывод, что помощь доступна очень небольшому количеству людей, в основном жителям крупных городов и тем, у кого есть деньги.

Встает вопрос: а что же с остальными? Если искать, в некоторых городах можно найти какие-то инициативы, службы помощи людям в суицидальном состоянии. Здесь мы сталкиваемся с еще одной проблемой. Когда человек собирается совершить суицид, он ищет в интернете слова «я хочу умереть или способы совершения суицида».

У большинства людей нет понимания того, что есть такая жизненная опция, как психологическая помощь.

На каком языке ее искать, как просить? Говорить о проблеме суицида в России очень сложно. Хочется вынести все эти проблемы в публичное поле, чтобы журналисты, активисты и соцработники обратили внимание на этот вопрос и начали объединяться в сообщество для его решения.

«Вытеснением из информационного поля проблему не решить»

Саша Старость, художница, одна из создательниц проекта для людей с психическими расстройствами «Психоактивно»

Сегодня проблема самоубийств актуализируется за счет того, что на нее наложено своеобразное вето: о ней практически никто не говорит.

Мы озаботились этой проблемой, потому что у нас есть опыт суицидальных переживаний, мы сами люди с диагнозами.

Практически все люди с диагнозами, которых я знаю, проходили через тяжелые депрессивные фазы. Очень часто это сопровождалось как минимум суицидальными мыслями и как максимум суицидальным поведением.

Мы поняли, что хотим сделать спектакль о суицидах, и нам нужно сначала исследовать всю имеющуюся базу. Оказалось, что информации исчезающе мало: статей, внятных сервисов, которые распространяли бы информацию о себе и были бы общедоступны.

В медицинской практике суициды в последнее время не обсуждаются отдельно. В психиатрии о них часто говорят только в контексте более крупных симптомов: комплексов депрессивных состояний и каких-то других масштабных расстройств.

Нет разделения по возрастам. Детские, подростковые, мужские, женские суициды — все это очень важные разделения. Если все мешать в одну кучу, это не даст никакого настоящего представления о ситуации.

Нет комьюнити и возможности открыто об этом говорить, но есть ситуация с Роскомнадзором, который вытесняет из инфополя любые попытки обсуждения.

Мы поняли, что ситуацию нужно как-то менять. 

Мы провели свое исследование и по его результатам поняли, что уровень суицидальной помощи люди оценивают как очень низкий. Медицинская система не приспособлена к потребностям суицидентов, нет конкретного представления, по какой схеме работать с людьми, пережившими суицидальные состояния.

Информационная среда связана по рукам и ногам уголовным и административным кодексом. 

Хочется, чтобы мы поняли, почему вытеснение из информационного пространства какой-то темы не решает проблемы.

Например, в борьбе с наркотиками это не работает, потому что запрет и табуирование совершенно очевидно вызывают встречный интерес.

Вещи, которые происходят, — страшные вещи. И чем они страшнее, тем больше нужно открыто о них говорить.

Есть статистика по суицидам. Она не очень хорошо устроена и не очень прозрачна. Есть НКО и институциональные организации, которые работают с суицидентами. Они прекрасно видят, как подобная политика в отношении суицидального поведения влияет на результативность лечения.

Все упирается в систему психиатрической медицинской помощи, которая в нашей стране устроена не идеально, которая часто вообще не способствует выздоровлению.

До широкой общественности надо донести именно эту мысль: говорить не страшно, а страшно не говорить. 

Есть такой психопатологический феномен — нехороший, неправильный защитный механизм, когда ты выталкиваешь, вытесняешь травматические мысли, переживания вместо того, чтобы их анализировать и реструктуризировать. 

Когда мы работали в нашей театральной лаборатории, мы слышали множество историй, которые очень нас тронули. 

Мы видели множество людей, полностью исключенных из социума

Люди с пятью-семью суицидальными попытками, которые находятся внутри системы, постоянно и регулярно лежат в больницах, наблюдаются у врачей, - это люди глубочайше депрессивные, разрушенные, абсолютно не социализированные. 

Система оказания медицинской помощи в России стагнирует во многих областях. Помощь суицидентам — одна из таких областей. Это непродуктивная история, которая делает Россию неудобной для проживания страной.

Профилактики суицидов нет из-за предубеждения, что если мы начнем об этом говорить, все массово начнут совершать суицид.

Нет никакой постпрофилактики. Практика настроена на выведение из острого психоза. Она не предполагает пролонгированного движения по жизни вместе с психотерапевтом, лечащим врачом, который наблюдает, консультирует.

После того, как снимут острое состояние, тебя просто выпускают обратно в мир, где ничего не меняется. И ты снова попадаешь в замкнутый круг. 

Написать пост в нашу группу совсем не сложно. Все посты анонимны. Если хотите участвовать во флешмобе или дискуссии, посетить какое-то мероприятие, просто приходите и делайте это, потому что это единственный способ поднять тему со дна.  

Мы призываем всех присоединиться к проекту со своими идеями и наработками.

«Обращение к специалисту не должно считаться постыдным»

Анастасия Ларкина, психоактивистка 

Все мои суицидальные попытки — следствие длительной депрессии. Мне нужно было, чтобы близкие поверили в мои слова, когда я просила их о помощи. В последний раз я на протяжении двух месяцев постоянно говорила им о том, что я в депрессии, и мне плохо. Но меня игнорировали.

Как правильно вести себя рядом с человеком, пережившим попытку суицида?

Необходимы принятие, поддержка. Спросите у человека, хочет ли он поговорить об этом, предложите посетить специалиста. Если он отказывается, нужно его отвести. Ни в коем случае не винить. Я слышала такие фразы: «В следующий раз сделай это наверняка, чтобы нам не мотаться из-за тебя по больницам».

Меня мотивирует то, что я пережила уже очень много тяжелых состояний и травм и смогла с ними справиться. Значит, все не так страшно. Вспоминаю, что все проходит, и это пройдет.

Как должно измениться общество?

Обращение к специалисту не должно считаться чем-то постыдным. Многие люди в остром суицидальном состоянии отказываются от помощи, потому что в России существует стереотип: если пойдешь к врачу, тебя поставят на учет (хотя понятие психиатрического учета изменили давно), и тебя не возьмут на работу.

«Снизить невыносимую боль от жизни»

Алиса Борман, участница Библиотеки на «Неделе говорения о суициде»

У меня было несколько попыток суицида. Одна из них случилась, когда мне исполнилось лет 15. Мой отец разводился с матерью, пытался лишить ее родительских прав. Он пил, и в семье было очень много насилия (не хочу это описывать).

Однажды он в очередной раз на меня наорал и выгнал из дома. Дело было зимой на Урале. Я сидела на качелях в − 20 мороза. Сначала хотела просто остаться там и замерзнуть. Потом стала продумывать план посерьезнее.

Какой поддержки не хватало?

Хотелось, чтобы рядом был адекватный взрослый, который бы выслушал и принял меня целиком без осуждения.

Я поделилась с классной руководительницей тем, что я лесбиянка. Мы много об этом беседовали, все было ок. Она была очень верующей христианкой. Ей многое можно было рассказывать. Но я боялась напрямую рассказывать ей о том, что пыталась покончить с собой, думала, что этого она уже не поймет.

Вторая попытка, самая ужасная, была, когда мне исполнилось 20. Мне удалось уехать в другой город. Я училась на третьем курсе. У меня уже была депрессия. Казалось, что я никчемная, все сделала не так. Еще были проблемы с алкоголем и доверием.

Что окружающие делали неправильно?

Я никому ничего не рассказывала. Боялась, что меня сразу заберут в острое отделение психбольницы. Там меня будут унижать, и я получу не поддержку, а еще больше насилия. «Так с собой поступают только слабые люди», — слышала я повсеместно.

Еще я постоянно сталкивалась с мнением: если человек не покончил с собой сразу, он не сильно хотел умереть, он просто что-то демонстрировал.

Что мотивировало выжить?

Я уже готовилась совершить суицид в общежитии. Рядом тусил какой-то незнакомый чувак, который никак не уходил. Я ждала его ухода два часа и решила, что как-нибудь потом приду сюда одна.

Потом острота переживаний спала. Это позволило мне выживать и выкарабкиваться дальше. А потом все-таки дошла до психиатра и стала получать медицинскую помощь. Сейчас я в ремиссии.

Как должно измениться общество?

Нужно, чтобы людям было куда обратиться, чтобы им не причиняли еще больше боли и вреда, не осуждали за мысли, чтобы общество начало как-то решать эту проблему.

Думаю, если бы мне было куда пойти, я быстрее обратилась бы за медицинской помощью. Иногда хотелось покончить с собой из-за моего ментального заболевания, из-за того, что я лесбиянка и еще из-за того, что я еврейка. «Боже, как я все это вывезу», — думала я.

Помощь людям в предсуицидальном состоянии должна быть направлена на снижение невыносимой боли от жизни, которую человек постоянно испытывает.

По данным ВОЗ, общее количество смертей от суицида приближается к миллиону в год. От самоубийств погибает больше людей, чем из-за всех войн и убийств вместе взятых.

Самоубийства — вторая главная причина смерти после гибели в ДТП среди молодежи в возрасте 15–29 лет.

Согласно статистике за прошлый год, Россия по числу самоубийств занимает третье место в мире.

Из 183 стран, входящих в ВОЗ, программа по предотвращению суицидов, принятая на государственном уровне, есть только у 38 (в их числе Австралия, Израиль и США).


Автор рисунка: Баян Мирзакеева

 

10 сентября с 20.00 до 23.00 пройдет Живая Библиотека онлайн, на которой люди с суицидальным опытом будут общаться друг с другом.

Заходите в группу Сказатьнельзямолчать.

Если у вас возникали:

• Проблемы в отношениях с окружающими

• Вы не получили квалифицированной помощи

• Вы сталкивались с замалчиванием или обесцениванием вашего опыта

Пожалуйста, расскажите вашу историю под хештегами #сказатьнельзямолчать и #поканепоздно.

Помните: тексты со словом «суицид» могут быть расценены как пропаганда самоубийства и нести за собой последствия в виде блокировок ресурсов Роскомнадзором, штрафов и других санкций.

Обезопасьте себя от возможных проблем: в текстах не должно быть одобрения суицидального опыта, описания методов самоубийства и, конечно, призывов к нему.

Телефоны доверия

(812) 323-43-43 — для взрослых (круглосуточно)

8-800-2000-122 — для детей (круглосуточно)

(812) 714-42-10, (812) 714-45-63, (812) 714-15-69 (круглосуточно) — наркологическая помощь

8-800-100-01-91 (круглосуточно) — для онкологических больных и их родственников

(812) 325-48-47 (с 11:00 до 18:00) — для людей, которые столкнулись с проблемами сексуального и физического насилия, наркозависимости, ВИЧ

8(800) 201-27-45 — психологическая помощь в решении проблем, связанных с коронавирусом, карантином и изоляцией

Сервисы бесплатной психологической помощи

Психологическая помощь подросткам и молодежи

Поддержка представителей ЛГБТ-сообщества

Служба экстренной психологической помощи МЧС России

Психологическая помощь подросткам

«Мы рядом» — фонд скорой психологической помощи, созданный на время пандемии

Практически во всех городах и регионах России есть свои горячие линии срочной психологической помощи. Чтобы их найти, достаточно вбить в поисковике «линия психологической помощи» и название города.

Полезная литература на тему депрессии и суицида

Ирвин Ялом «Вглядываясь в солнце»

Арнольд Минделл. «Сила безмолвия. Как симптомы обогащают жизнь»

Кейт Джеймисон. «Беспокойный ум. Моя победа над биполярным расстройством»

Александр Лоуэн. «Психология тела», «Депрессия и тело»

Вячеслав Дубынин, доктор биологических наук, профессор кафедры физиологии человека и животных Биологического факультета МГУ. Видеолекции о нейрофизиологии

Андрей Лоргус. «Книга о счастье»

Саша Скочиленко. «Книга о депрессии». Комиксы

Помогающие сайты

НПЦЗ - сайт Научного центра психического здоровья

pobedish.ru — о депрессии и суициадальных мыслях

bipolar.su — сайт о биполярном аффективном расстройстве, в том числе о депрессивных эпизодах

Если у вас возникли проблемы суицидального характера, вы также можете получить психологическую поддержку в фондах «Твоя территория» и «Будь другом».

Давайте помогать фондам на +1Люди. На нашем портале собраны только проверенные НКО.

_
Автор
Анна Рымаренко

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Спасибо за заявку

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...