Помочь
Сироты
12.07.2021
Текст: Лариса Ступина
Фотографии: Shane / Unsplash

Юля вызволила Юру из объятий мефедрона: как фонд «Солнечный город» спасает сирот с помощью наставников

Юра «прошляпил» подачу документов в училище. Он увлекался мефедроном и не принимает свое тело. Но Юля парня не оценивает: хочет помочь ему найти подработку, умеет уговорить на совместное фото. Юля и Юра — участники программы «Наставничество» фонда «Солнечный город», который поддерживает ребят из детских домов и сложных семей. 

Юля и сама несколько месяцев побыла в детдоме. Отец умер, когда ей было восемь лет, мама — когда 10. После маминой смерти родственники без конца судились, девочку пришлось отправить в госучреждение.

За это время она успела понять: когда попадаешь в «систему», земля уходит из-под ног.

«Было очень страшно, я ведь домашний ребенок», — вспоминает Юля.

Через несколько месяцев бабушка забрала девочку из интерната и стала ее опекуном. Она вырастила Юлю вместе с братом отца девочки. Юля вспоминает: «Вовремя отгоревать смерть родителей не получилось. Ощущение одиночества застало меня уже в подростковом возрасте — я поняла, что в жизни могу положиться только на себя».

«Привет, че как, пока»

Сегодня Юлия Лесникова работает в фонде «Солнечный круг» (партнер «Солнечного города»). Организации вместе помогают ребятам из детских домов и сложных семей. В частности, реализуют проект «Наставничество» в Пермском крае (Юлия — его куратор).

Наставники — это старшие товарищи для детей из интернатов, с ними можно советоваться, говорить по душам и просто дружить. 

Юля не планировала быть наставником. Девушка долгое время провела на службе в госорганах и устала от ненормированного графика. В «Солнечном круге» и нашлась вакансия, где можно было забыть о старой должности и начать другую деятельность с нуля.

На «Дне волонтера» Юля познакомилась с Юрой. Мальчику тогда было лет 15. «Зацепились», стали переписываться.

«Вы когда-нибудь видели чаты подростков? Они там общаются, как Эллочки-людоедки», — смеется Юля.

«„Привет, че как, пока“. То есть содержательной части там не бывает», — рассказывает куратор проекта «Наставничество».

Наладить близкий контакт с парнем Юле удалось только со временем. Постепенно они с Юрой начали видеться на общих мероприятиях, делиться друг с другом мыслями и переживаниями. «Сейчас мы друзья», — говорит Юля.

Она как куратор просит других наставников не воспринимать общение с ребятами как миссию. Не замерять без конца эффективность и «не делать из ребенка проект». «Это же отношения между людьми, это жизнь просто!» — объясняет Юля.

Прыщи, треники и меф

Иногда Юле и Юре сложно даже встретиться в центре города. «Мой немножко набрал вес и не может это принять. Ему неловко гулять там, где все люди красивые, а не как на гоп-районе — в трениках растянутых». Фотографироваться парень не любит, «для него это боль больная». Когда Юля выкладывает пост со своим подопечным в Instagram, друзья в комментариях шутят: «Он существует!»

Юля пытается помочь Юре полюбить свое тело. Говорит, что «сама пышечка и не стремается», но подростку нужно время.

«Он начинает: „Я некрасивый, у меня волосы растрепанные, на моське прыщи“», — с досадой говорит Юля.

Юля и Юра. Фото: instagram.com / nastavnichestvo_org

У наставницы есть главная гордость — она помогла Юре не «скатиться» в мефедроновую зависимость.

Парень попробовал синтетические наркотики и рассказал об этом Юле. И она впервые за время их общения применила «пощечину Макаренко»: в гневе сильно вспылила и обиделась.

На мальчика это повлияло: к наркотикам он больше не притрагивался.

Юля говорит, что дети из интернатов — «пуганые-перепуганные», для них «всякий треш» — попытка уйти от реальности: «Когда они творят что-то странное, меня это не повергает в шок. Я сужу безоценочно, потому что у меня есть опыт общения с детьми-сиротами».

Опора есть, но слабая

В медицинской карточке у Юры стоит психиатрический диагноз, который делает парня подростком с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Люди с диагнозом как у Юры не могут получить среднее или высшее образование. Для них доступны только рабочие профессии в училищах — бесплатно можно освоить две специальности по полтора года обучения.

После выхода из детдома Юра отучился на оператора ЭВМ: прошел базовый курс информатики. Юля считает, что полученные на этой специальности знания едва покрывают программу средней школы.

Сейчас парень живет на два дома — то с мамой (пока она находится в адекватном состоянии), то с бабушкой. Юля говорит, что сейчас стало получше, но раньше мама Юры «вела совсем маргинальный образ жизни». А бабушка уже пожилая и не справляется с пьющими дочерью и супругом. «Опора-то у мальчика есть, но слабая», — объясняет Юля.

После обучения на оператора ЭВМ и получения свидетельства (которое мало что дает при устройстве на работу) Юра хотел поступить на парикмахера. Но не смог вовремя подготовить документы. Юля считает, что дело в «подростковой лени».

«У домашних детей лень тоже бывает, но у детдомовских она более безответственная, что ли.

Если домашний ребенок может спохватиться и сделать все в последний момент, то эти дети начинают шевелиться, только когда все прошляпят. Они ждут, пока кто-то придет и решит их проблемы», — говорит Юля.

Наставница считает, что Юра сможет учиться на своих ошибках и уже в следующем году вовремя подаст документы. А сейчас он может попробовать себя в рабочих профессиях или постараться трудоустроиться по специальности через биржу труда. Юля готова помочь парню — но не будет делать что-то за него: «Я понимаю, что 18 лет — еще бурный подростковый возраст, и ему самому нужно шишки набить. Если они не сильно большие».

Кто такие наставники

Наставником может стать любой человек старше 24 лет и с возможностью видеться с ребенком минимум один раз в неделю. Но директор фонда «Солнечный город» Марина Аксёнова отмечает: «Даже если кандидат подходит по этим двум параметрам, куратор и психолог могут рекомендовать ему повременить с участием. Человек может оказаться не готов, если у него нет четкой мотивации и понимания, зачем становиться наставником. Или если он планирует стать приемным родителем, а наставничество — это своего рода репетиция».

Юлия Лесникова говорит, что лучшие наставники — те, кто «кайфует» от своей работы и не собирается что-то «лепить» из ребенка.

Хорошо на эту роль подходят люди «семейные, душевные».

Марина объясняет, почему проект «Наставничество» важен для фонда и детей: «Воспитанник детского дома выпускается практически не социализированным, потому что большую часть вопросов решают за него. Ребенок не знает, как ходить по магазинам, готовить еду, экономно тратить деньги, планировать свой день и вообще жизнь».

Помимо этого, ребятам сложно выстраивать отношения с людьми. «У таких детей есть проблемы с эмоциональным интеллектом. Им сложно удержать в голове несколько чувств одновременно. У ребят из детского дома, как у трехлетних детей, побеждает тот, кто сильнее. Ребенок может забыть про дружбу и доверительное отношение и просто наорать на человека матом».

Немедийная проблема

Марина Аксёнова предлагает не строить иллюзий: наставник не изменит кардинально жизнь ребенка в детском доме. Но он может внести вклад в формирование его жизненного опыта. Наставник задает для ребенка новый формат отношений, в которых он важен как личность.

Старший друг становится близким взрослым, который будет присутствовать в жизни ребенка стабильно, будет заинтересован его жизнью. Он может повысить самооценку ребенка, помочь ему поверить в себя, научить разбираться в своих переживаниях, понимать других людей.

По словам Марины, фонд периодически сталкивается с непониманием в медиасреде: «Проблема социализации подростков-сирот не совсем ясна широкой аудитории: „У них есть крыша над головой, они одеты и накормлены, им не угрожает опасность (в отличие от тех ситуаций, когда они находились со своими родителями). Кризис преодолен. Зачем им нужен наставник?“»

Одна из задач «Солнечного города» — донести посыл о том, что подростки в детских домах — тоже дети и им нужна поддержка.

Проект «Наставничество» стартовал в 2014 году в Новосибирске и сегодня развивается в 18 регионах страны. В проекте более 700 пар наставник-подопечный.

Региональная команда «Наставничества» состоит из двух человек: куратора и психолога.

Куратор организует работу проекта в городе. Именно он договаривается с детскими домами региона, отвечает за поиск и обучение волонтеров, следит за тем, чтобы никто из участников не нарушал правила. Куратор — это связующее звено между администрацией детского дома, наставником и ребенком.

Психолог обучает наставников, подбирает пару наставник-ребенок, опираясь на особенности каждого, и сопровождает их на протяжении всего участия в проекте.

Куратору и психологу приходится быть на связи 24/7, потому что всегда может произойти непредвиденная ситуация и наставнику или ребенку понадобится совет или помощь.

Заработная плата одного специалиста — 34 540 руб. (из них 9 540 руб. — налоги).

+1Люди открывают сбор, чтобы покрыть месячный бюджет региональной команды «Наставничества» — 69 080 руб. (из них 19 080 руб. — налоги).

Вместе мы позволим проекту существовать дольше и сформировать еще десятки таких пар, как Юля и Юра.

На что собираем Сбор Сбор до 25 декабря 2021
Оплатить работу наставников для ребят из детдомов
Уже собрано
1 770 Руб.
Нужно собрать
69 080 Руб.

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Спасибо за заявку

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
people@plus-one.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...