29.05.2020

Человек рассеянный

Оксане чуть меньше 30. Восемь лет назад ей диагностировали рассеянный склероз. Несмотря на болезнь, в жизни Оксаны уже была стажировка в Европе, работа редактором в известном издательстве, ординатура, десятки путешествий, два концерта Radiohead и встреча с любимым человеком. Оксана рассказала +1Люди о том, как у нее получилось не сдаться.

С детства меня беспокоил тремор конечностей. Он стал причиной огромных комплексов в детстве, школе и университете. Однажды во время первой летней практики на медицинском факультете, я готовила раствор для инъекции.

Медсестра заметила мои дрожащие руки и сказала: «Расслабься, почему ты так нервничаешь?» Мне показалось, она заподозрила у меня проблемы с алкоголем. «Да, нервничаю немного», — согласилась я.

Тремор и судороги в подростковом возрасте не говорят о проблемах со здоровьем, говорила я себе. Дрожание всегда было примерно одинаковой интенсивности, а судороги длились недолго. Родители обследовали меня по полной программе. Я была практически здорова.

На первых курсах университета я сделала МРТ головного мозга. Кроме классической мигрени, меня ничего не тревожило, но врач решила перестраховаться. К счастью, врачи неправильно интерпретировали снимки. Это дало пару относительно беззаботных лет до окончательной постановки диагноза. Почему «к счастью»?

Я была студентом меда с неимоверным желанием знать все обо всем. Просматривая снимки МРТ, я сразу поняла, что это «те самые очаги» с типичной локализацией. Рассеянный склероз не входил в мои планы, да и с ритмом медицинского университета проще было оставить все, как есть. Несколько лет самочувствие оставалось стабильным.

Пережить депрессию

Я совмещала учебу с работой: была медсестрой в отделении реанимации. Однажды случился продолжительный эпизод нетипичной для меня головной боли. Доктор рекомендовал незамедлительно сделать МРТ.

Если коротко о результатах томографии: мне пришлось уволиться, замкнуться в себе и пережить депрессию. Резко упала успеваемость в университете: несмотря на нормальное самочувствие, я пропускала пары.

Потом начались танцы с бубном: подожди три месяца тут, подожди там. Я наблюдалась в МОНИКИ (Московском областном научно-исследовательском клиническом институте им. М. Ф. Владимирского). Повсюду были утомительные очереди. Нет, я никого не торопила, просто хотела определиться с диагнозом. Мне сделали первую спинальную пункцию, через год — еще одну. В промежутках — пять-шесть МРТ. После второй пункции сомнений в РС уже не было.

Абьюз коллег

Несмотря на болезнь, у меня были стажировка в Европе, работа редактором в крутом издательстве, десятки путешествий, одно из которых — к мысу Рока, два концерта Radiohead (Тома Йорка много не бывает) и встреча с любимым человеком.

Что еще? Госпитализация в Научный центр неврологии. Ординатура, где я впервые столкнулась не только с абьюзом, но и с вопросами коллег: «Рассеянный склероз? У тебя типа проблемы с памятью?» Я не рассказывала о диагнозе никому, кроме близких людей. Стоило однажды поделиться - и сразу разочарование. Те, от кого я ожидала поддержки и абсолютного понимания, — будущие врачи (!) — отреагировали ошеломительно некомпетентным вопросом. Хочется, конечно, чтобы такое встречалось реже.

«Отказываетесь от пульс-терапии? В следующий раз вас привезут в инвалидной коляске, и не надо потом жаловаться», - сказали в МОНИКИ. Не врачи, а горе-провидцы. Не подумайте, у меня полностью сохранена критика к заболеванию. Дело в том, что я врач, и придерживаюсь принципов доказательной медицины. Я не невролог, но мне известно, что пульс-терапия не показана «на всякий случай» (доктор в МОНИКИ — сторонник именно этого метода).

Кто ищет, тот находит

Я нуждалась в психологической помощи, но врачи настаивали на пульс-терапии. Эмоционально выгорев, я почти оставила медицину, кардинально сменив род деятельности. Но, как говорил мой наставник: «Если однажды спас чью-то жизнь, больше не сможешь остановиться». И я снова в деле.

Сложно было найти работу с подходящим графиком и нагрузкой, но, кто ищет, тот находит. Несмотря на рекомендации людям с РС, я часто перерабатываю и не высыпаюсь. Да, как и многие люди с РС, я испытываю усталость большую часть дня. Это ощущение никак не влияет на внимательность и концентрацию, хоть и затрагивает походку.

Продолжать очаровываться

В тот день, когда диагноз подтвердился, я не нашла утешения в кабинете врача. Через несколько дней записалась в волонтерскую организацию помощи тяжелобольным детям. Я давно хотела, и вот представился случай. Кто-то раскритикует, психотерапевт назовет негативной интенцией, но мне все равно. Неважно, что подумают о треморе и походке.

Я здесь и сейчас. Принимаю лучшее из возможных решений. И с волонтерством вышло именно так. Я поняла, что главное — не замыкаться в себе. Позволять себе переживать, расстраиваться, разочаровываться и одновременно продолжать очаровываться этим миром и окружающими людьми.

_
Записал
Степан Давиденко

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Спасибо за заявку

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...